Мещанин — опора любого правительства

Поэтому нет ничего страшного в том, что большинство жителей России просто хотят жить в достатке

Институт социологии РАН провел исследование, посвященное «русской мечте». Результаты оказались ужасающими, пресса бьет тревогу. Оказывается, «дорогие россияне» мечтают жить в достатке. Об этом заявили 40% опрошенных. По 33% мечтают о жизни в справедливом обществе и здоровье, 23% — о хороших детях, 21% — о хорошем доме.

Иначе говоря, большинство жителей России просто-напросто хотят простого человеческого счастья: жить в достатке, иметь хороший дом и детей. Какой ужас! Ведь пресловутая русская идея, которую нам впаривали чуть ли не столетиями, заключается ровно в обратном — в полуголодном рабском существовании во имя великой цели. Иначе говоря, просто-напросто в работе на «дядю» («дяди» любят, уютно свесив ножки, устроиться рядом с великой целью, да и отождествить себя с ней). А оказалось, что русские хотят «тихого семейного счастья». Караул!

Впрочем, шутки в сторону. Еще в начале ХХ века умнейший Василий Розанов ответил на извечный вопрос русской интеллигенции «что делать?» простым советом: летом — собирать ягоды и варить из них варенье, зимой — пить с вареньем чай.

Проблема в том, что вместо русской идеи нам всегда предлагались «несбыточные мечтания». Люди жили в бараках и думали, что полетят на Марс. И не замечали маленького несоответствия: ведь сверхсущества, которые строят звездолеты, бороздящие просторы Большого театра, никак не могут жить в хрущевках.

Для того, чтобы летать в космос, нужно решить простые бытовые вопросы, которые тысячелетиями были проблемой всего человечества. Искоренить нищету и бедность (всего-то!), добиться качественного здравоохранения и социального обеспечения для всех, победить социальное неравенство и классовую рознь. Вот такие «простые» задачи.

На Западе эти задачи удалось не то чтобы решить, а подойти к их решению. Был создан массовый средний класс, который и является основанием сегодняшних «государств всеобщего благоденствия». Проблема только в том, что Россия к созданию среднего класса в ХХ веке даже не приступала. У нас средний класс возник только в период правления Владимира Путина. Да и то он слаб и нестоек, сильно зависим от нашей нефтегазовой экономики, а значит, от конъюнктуры на мировых рынках.

Советская власть боролась с «мещанством», с людьми, которые «ставят семь слоников на сервант», видя в них нечто отжившее, косное, нелепое, мешающее строительству светлого будущего. Но еще Гегель писал, что возникновению граждан предшествует возникновение буржуа, т. е., говоря современным языком, все того же среднего класса, мещан. Людей, которые имеют достаток, дом и спокойно растят детей, занимаясь честным трудом.

Поэтому когда в нулевые годы российское общество охватила тяга к гламуру, розовым сумочкам, рюшечкам, стразам и гламурным собачкам, лично я отнесся к данному процессу с пониманием. Еще древние греки знали, что для того, чтобы человек мог участвовать в делах полиса (т. е. античного города), ему необходим досуг, иначе говоря, свободное время для занятия государственными делами. Ибо если человек пашет, не поднимая головы, он — просто-напросто раб, вьючное животное, и больше ничего. Ведь Аристотель определил человека как «общественное животное». Кто не участвует в делах общества, тот, с греческой точки зрения, не человек.

Конечно, мещанин — еще не гражданин, но это человек, у которого есть небольшой достаток и досуг. Значит, мещанин может стать гражданином на следующем этапе исторического развития.

Сегодня мы видим, как на улицы Москвы с протестами выходят «хомяки». Раньше эти же люди были «офисным быдлом», которое трудилось от зари до зари, истерически боясь начальства. Сегодня жизненный уровень в Москве вырос настолько, что вчерашние пугливые мещане требуют гражданских прав и нового, более высокого политического статуса.

Хорошо ли это для России? Пожалуй, хорошо. Другое дело, что до уровня москвичей надо подтягивать всех жителей России. Иначе будут раскол и классовая война, о возможности которой мы говорили в предыдущих статьях.

Итак, на основании отчета Института социологии РАН мы констатируем, что современные жители России хотят стать мещанами. И это хорошо, потому что гражданин — это высшая стадия развития мещанина.

Это и есть русская идея, русская мечта. Фи, какая приземленная мечта, скажут эстеты. То ли дело полеты в космос… Но цивилизация потратила сотни лет для того, чтобы создать мещанина, а затем — гражданина. Мещанин — венец социальной эволюции. Не будет его — голодные люди в бараках будут мечтать о том, как они полетят в космос и наконец-то затарятся там колбасой.

Не стоит пугаться нынешней трансформации российского общества. Если количество мещан, представителей среднего класса, возрастет, то это только плюс для нашей государственности. Мещанин — опора любого правительства. Сам Пушкин называл себя мещанином, хотя был представителем знатного боярского рода.

Так что «дорогие россияне» мечтают о правильных вещах. Вопрос только в том, способно ли нынешнее государство реализовать эти мечты на практике. Если мы опять окажемся в ситуации застоя, как уже было в 70-е годы прошлого века, подобные мечты могут опрокинуть государственный корабль. Поэтому экономические реформы и создание современной экономики по-прежнему на повестке дня. В рамках сырьевой экономики о сильном среднем классе нечего и думать. Придется реформировать ее, если мы хотим сохранить государство.