Судьба контрразведчика. Специальный репортаж

Несколько слов о контрразведке. Когда она в России появилась? Еще у Александра Невского были люди, что ловили вражеских лазутчиков. И у Суворова, у Кутузова, у Николая Второго. Термин «контрразведка» появился в нашей стране в 1903 году. Современные ловцы шпионов ведут свою историю с двадцать второго года прошлого столетия.

Полковник Нечипоренко. В ЦРУ его называли лучшим оперативником КГБ в Латинской Америке. Каждый раз перед отправкой на нелегальную работу он садился в трамвай у Чистых прудов. Катался по городу. Называл это «прощанием с Москвой».

Хроника Второй мировой. Разве могла кинокамера запечатлеть в тот момент войну разведок и контрразведок? Наши спецслужбы уже в начале войны забрасывали в тыл врага своих агентов для сбора информации на предателей Родины, на вражеских шпионов. Это была незримая работа.

Олег Нечипоренко начал карьеру в Госбезопасности после войны в команде Валентина Шарапова, легендарного чекиста, занимавшегося розыском нацистских преступников. Работа с ним была серьезной школой. Как-то случился курьез: в поле зрения Нечипоренко попала переписка двух мужчин, один из которых предположительно пособничал немцам во время войны. Послания были закодированы. Расшифровав их, Нечипоренко понял, что вышел на след любовников.

Во время войны Олег Максимович жил с родителями в этом доме, по Фролову переулку. Явочная квартира, хозяином был его отец. Работу контрразведчиков Олег и его брат Глеб видели своими глазами.

«Когда я вошел в конспирацию, в 1942 году мне было десять лет, а брат был постарше. Поэтому у нас уже был накоплен опыт практической конспирации», — рассказал Олег Нечипоренко.

Потом брат служил разведчиком. Однажды он участвовал в съемках фильма о секретах профессии.

Олег Нечипоренко: «На экране начинается процесс бесконтактной связи. Вот сигнал о закладке тайника. Глеб осуществляет необходимую операцию, он меняет обувь, поскольку машина, которой он пользуется, может быть контрразведкой обработана, и тогда его обувь приведет к месту сигнала. И может быть выявлен тот, кто принимает участие с другой стороны в этой операции».

На этих кадрах Глеб Нечипоренко показывает, как устраивают связь через тайник. В неприметный и самый банальный предмет — камень на дороге, или, как сейчас, палка в лесу, спрятано послание. Такими тайниками пользуются все разведки мира.

«Проявка сообщения может происходить где-то в каких-то специальных условиях или в резидентуре. В зависимости от оперативной обстановки, когда происходит операция», — поясняет Олег Нечипоренко.

До разведки Глеб выучился на гравера. И эта специальность помогла ему потом, во время службы за границей. Он легко подделывал самые трудные почерки.

Чтобы перевести агента на нелегальное положение в чужой стране, ему нужны новые документы. Чтобы поставить всего один штамп в паспорте, нужно было несколько недель собирать сведения об органе, который такие штампы уполномочен ставить.

Однажды в Мексике к Нечипоренко, как к дипломату, обратился некто Ли Харви Освальд. Попросил разрешения на въезд в СССР. Отказали. А через два месяца этот самый Освальд застрелил президента Кеннеди. Американцы обвинили в подготовке убийства Москву. Нечипоренко, кстати, сейчас ведущий эксперт по этой истории, провел большую аналитическую работу и пришел к выводу: Освальд действовал в одиночку, никаких заговоров не было. Американцы позже сами признали это.

Олег Нечипоренко: «Ощущение того, что идешь к решению ребуса. И чем ближе ты приближаешься, тем меньше остается сомнений, что это верная дорога. Я не хочу говорить о физиологических состояниях, но это близко к тому, что человек испытывает при определенном процессе».

А это еще одна чекистская история. Наш второй герой должен был стать художником. Сам Порфирий Крылов из знаменитых «Кукрыниксов» рекомендовал его, школьника, в Суриковское училище. Но Игорь Батамиров стал контрразведчиком. Прослужил в КГБ не один десяток лет.

Одной из самых успешных операций Игоря Батамирова стала вербовка бывшего офицера ЦРУ Эдварда Ли Ховарда. Ховард провалил детектор лжи в американском разведывательном ведомстве, был отстранен ото всех дел и решил работать на Советский Союз. Правда, поначалу в КГБ сомневались, можно ли ему верить. Именно Батамиров настоял на том, чтобы начать работу с Ховардом. Они встретились в Австрии.

«Я был в гриме таком, усы были наклеены, он тоже был в гриме, у него совершенно ужасные усы черные наклеены, и у меня в процессе разговора отклеился один ус, он засмеялся, и мы тоже сняли эти усы, и за чашкой виски мы решили наши проблемы в нужном для нас плане», — вспоминает разведчик.

Благодаря информации Батамирова, в Советском Союзе был арестован агент ЦРУ Адольф Толкачев. Ведущий специалист по навигации НИИ «Фазатрон», он поставлял американцам сведения о секретных проектах СССР, в том числе системе распознавания «свой-чужой» для МиГов. Рассказал Ховард Батамирову и о спецаппаратуре, установленной американцами в Москве на Калужском шоссе в одном из колодцев связи для прослушки советского руководства. Как резиденты устанавливали свою технику — особая история.

Игорь Батамиров: «Они шли к этому люку, могли остановиться, бутылку водки распить, чтобы не обращать внимания окружающей публики, не вызывать подозрений. И в момент, когда никто ничего не видит, они якобы ремонтируют что-то такое, спускаются, делают свое дело и спокойно уходят».

Как-то Батамиров, провел беспрецедентнную операцию. Надо было выяснить, как американцы могут вывозить из Союза своих тайных агентов. Сотрудник КГБ, псевдоним «Пролог», обратился в посольство США. Так, мол, и так, желаю быть шпионом. Дерзкий шаг, потому и поверили. Ввезли в СССР своего человека, похожего на «Пролога», по поддельным документам, а вернули его домой по дипломатическому паспорту. Поддельный же паспорт передали настоящему «Прологу». В последний момент он в назначенное место не пришел.

Долгое время американцы считали, что агента под псевдонимом «Пролог» схватила советская контрразведка, и он расстрелян. Об этом даже писали в прессе США. Секрет раскрылся только недавно.

Как-то Игорь Батамиров встречался с будущим президентом, а тогда слушателем академии внешней разведки Владимиром Путиным. По законам конспирации, Путин значился под другой фамилией. Игорь Анатольевич принимал у него экзамены. Путин получил оценку «отлично», но не запомнился. Чекист должен быть не ярким оратором, а неприметным агентом.

«Мне до сих пор снится оперативная работа. За границей я очень внимательно отношусь ко всем контактам, которые мне приходится иметь. И наружное наблюдение стараюсь выявлять. Это уже никуда не денется. Это уже в крови», — признался он.